Сердечные битвы

634ef6f6

любовь,битва Какими могут быть сердечные битвы? Как они проходят и к чему ведут?

Любовь сходственна битве. Есть квалифицированные стратеги, способные просчитать каждую процедуру данной битвы, предчувствовать шаги, на которые последует сторона А (Адам), чтобы завоевать сторону Е (Еву). При этом основная цель стороны А (Адама) достичь стороны Е (Евы), однако не поддаться ее обаянию и очарованию. Не потерять собственной воли либо по крайней мере оставить нейтралитет. Но сторона Е никогда в жизни не удовольствуется полупобедой: ее цель заключается в том, чтобы прорвать защиту Адама и вынудить его пасть на милость отличной покорительницы.

Сторона Е прекрасно вооружена: охи и вздохи, плач и хныканье, безвредные лукавости и проверенные ухватки. Все брошено в ход, все стрелы Амура парят к беспомощному Адаму, который потерянно смотрит за тем, как не по дням, а по часам тает его ценная независимость. Однако потерянность заменяется решимостью: сторона А создает защитные закрепления и замыкается в блиндаже, где борется свет в священной узкой печурке и в голову идут совершенно не боевые идеи, к примеру о чьих-то трогательных глазах, остальных за чертой фронта.

Определенное время сторона А отлеживается в блиндаже, однако затем ей является скучновато и печально — даже в компании проверенных военных товарищей. не успокаивает священная печка, в которой борется свет, не утешают повествования товарищей о приобретенных сердечных сражениях и приобретенных в этих сражениях ранениях. И пока проверенные военные товарищи пересчитывают звездочки на фюзеляже (любая звездочка означает приобретенную сердечную битву и покоренное женское сердце), очередной Адам, уступивший обаянию Евы, вдруг осознает, что романтическая схватка проиграна. А что делают поверженные? Либо бьются до последнего патрона, либо сдаются в плен.

Бороться до последнего патрона, разумеется, можно: если соблюдать условие, что этот сокровенный господин нужен себе самому. Однако решиться на такую крайнюю мерку сложно, кроме того сторона Е предлагает хорошие критерии плена — в данном плену сторона А будет ощущать себя как дома. Адам выкидывает белый знак и сдается на милость стороны Е, однако в глубине души рассчитывает сбежать из плена, чтобы удариться в еще одни сердечные схватки и заработать свежие звездочки на фюзеляже. И вот, в неимение Евы Адам подходит к двери барака для пленных, называемого вышкой любви. Подходит к данной двери, чтобы убежать. Однако, о волшебство! Уходить ему абсолютно не хочется. Сторона А утомилась от одиноких блужданий и влечений, таких бою. Стороне А хочется высококачественно нового положения: спокойствия и мира. И это свежее положение можно отметить как «любовь-дружба». Либо как «любовь-гармония».

Когда парень именует девушку другом, она как правило дуется. Крайне хочется сообщить: «Тамбовский волк тебе друг!» — и униженно бабахнуть дверью. Однако в губах мужчины это нужно осознавать: в глубине души Адамы убеждены, что женщины, за необычным исключением, — змеи и стервы, а стало быть, на хорошую дружбу, взаимопомощь и помощь, характерную мужчинам, просто не готовы. Однако в девушку, которая смогла стать для мужчины не только лишь объектом влечения, однако помощницей и другом, западают бесповоротно. Тут романтическая битва не потребуется, тут страсть-поединок переходит в высококачественно свежее положение любви-дружбы. И данная дружба вполне будет искренним альянсом протяженностью в жизнь. Иначе сторона Но и сторона Е разведутся по собственным окопам и будут проектировать проекты свежих схваток, в которых так недостаточно оригинальных эмоций и настолько много — стратегии и стратегии.

В случае если стороны ударятся в еще одни схватки, им нужно будет выбрать тип битвы. А битвы, как нам известно, есть позиционные и подвижные. В случае позиционной битвы боевые действия с обоих сторон последовательны и малорезультативны, агрессивные процедуры неэффективны и даже при хорошем окончании приводят к урезанным итогам. Основная цель позиционной битвы — духовное бессилие соперника. В данном случае сторона Е активно и систематически капает стороне А на нервы. Вымаливает: «Ну женись же на мне, женись!», пока сторона А не сдается и не выкидывает белый знак. Однако браки, ставшие итогом позиционной битвы, аналогичны песчаным замкам. Продолжаются они непродолжительно и довольно часто приводят к обоюдному отчуждению.

Подвижная битва, в отличии от позиционной, характеризуется скорыми и сильными переменами ситуации, систематическим появлением резких переломных случаев, обширным использованием разных приемов, повышенной динамичностью и скоростью исполняемых операций, неимением долгих пауз между военными раундами, серьезностью установленных задач и стратегически важных задач. Приемы, к которым склоняется сторона Е, сторона А без должного уважения именует ухватками. Некоторые из подобных ухваток бьют в точности в цель, и Ева с первого потрясения достигает моментальной победы. Однако если прием выбран неверно, то одну из сторон ждет настолько же грозное поражение.

Какими еще могут быть сердечные битвы? «Маленькими победоносными»: пришел, увидел, выиграл. Сторона Е соблазнительно и ласково усмехается, и сторона А сдается без поединка. Такое бывает, однако нечасто. «Холодными»: обе стороны устают друг дружку, однако не вмешиваются в открытый поединок, тут основное — получить соперника измором. «Гражданскими»: обе стороны необычно недалеки друг дружке, как брат и сестра, время от времени их переполняет обоюдная ласковость, время от времени приходит обоюдное недовольство. В такой битве необходимы миротворцы — к примеру, близкие. Необходимы для того, чтобы сообщить: битва ни к чему, вы так необходимы друг дружке! Тогда «гражданская» битва переходит в положение «холодной гражданской» открытых поединков не отмечается, а потом обе стороны идут к желанному миру, другими словами к положению любви-дружбы.

«Войну всех против всех» ведут женоненавистники и мужененавистницы. Застарелые холостяки и настойчивые амазонки. В такой битве основное осознать, что и в обратном таборе есть вполне хорошие «экземпляры», предпринять попытку разнежиться и растрогаться. Но в случае если возобновлять упорствовать, то можно устранить себя самого. Вернее навеки зажать коркой ледника свое сердце. И затем раскочегарить данный снег будет сложно.

К чему же ведут сердечные битвы? Разумеется, к миру. Поскольку, как известно, тощий мир лучше самой победной битвы. Сторона А прекращает бояться стороны Е, а сторона Е больше не переводит сторону А попреками и раскаяниями. Появляется непрочная симфония, которая может окрепнуть, если обе стороны позабудут собственные боевые способности и обучатся осознавать друг дружку. Так как противник прекращает быть неприятелем, когда в нем начинают лицезреть человека. Противник является другом, когда мы готовы его возлюбить — со всеми его слабостями и добродетелями, победами и поражениями. Тогда нам больше не необходимы битвы — ни прохладные, ни жаркие, ни малые, ни огромные. Романтическая битва — самая лучшая из войн, поскольку она может окончиться счастьем.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *