Современные нюансы лечения алкоголизма

Пьянство — вызванное злоупотреблением алкогольными напитками затяжное психологическое заболевание, характеризующееся болезненным желанием к спиртному и сопряженными с ним физическими и психологическими результатами спиртной интоксикации растущей тяжести.

Актуальность: Заболеваемость алкоголизмом оформляет около 1402,03 больных на 100 млн. населения. Обнаружение всех больных, страдающих алкоголизмом, наркоманиями и токсикоманиями, цель не вразумительная. О распространенности злоупотребления спиртным, в частности, нам предоставляется возможность осуждать только по непрямым данным, самыми важными из которых считаются число реализуемого спиртного, число больных отправленных в больницу насчет алкоголизма и спиртных психозов, число больных заключающихся на учете насчет связи от спиртного.

Невзирая на то, что по сведениям Институт Наркологии Минздрава РФ в прошедшее столетие обнаруживается определенная стабилизация признаков, описывающих известность алкоголизма среди населения, но, в основном — это отображение «потребления из федеральных ресурсов». Существенный же обособленный вес при употреблении составляет недоучтенный алкоголь.

А вместе с тем происходит рост суммы «освоенного» учтенного и неучтенного спиртного, с помощью заключительного. Величина употребления на душу населения при этом с 2000 года повысилась до 18 л. А в определенных регионах страны этот уровень еще выше. В связи с этим можно прийти к выводу о том, что меры нацеленные на профилактику и усовершенствование эпидемиологической ситуации насчет алкоголизма, по меньшей мере не высококачественно реализуются, а иногда просто неэффективны.

И пока мы дожидаемся возвращения «в строй» вытрезвителей, которые несколько разгрузят ситуацию, сопряженную с госпитализацией людей в состоянии алкогольного опьянения не нуждающихся в медпомощи, докторам всех профессий необходимо вспомнить нюансы лечения алкоголизма.

Любой специалист не должен остаться в стороне, так как вместе с подъемом признаков связи развиваются характеристики и алкогольассоциированных поражений органов и систем. И результатами в большинстве примеров будут заниматься не только лишь профильные доктора психиатры-наркологи, а также представители прочих тесных и всеобщих профессий.

Разумеется, не следует путать злоупотребление спиртным, пускай и в случае наличия небезопасных медицинских и социальных результатов, как раз с спиртной связью, для которой свойственно содержание некоторых симптомов, затрагивающих как психологическую, так и физиологическую сферу.

Цель: озарить нюансы лечения алкоголизма на сегодняшнем раунде.

Ключи: пьянство, алкоголизм, лечение, современные нюансы.

Патогенез: Основной точкой приложения губительного действия спиртного считается ЦНС. Современные изучения демонстрируют, что в базе спиртного проигрыша ЦНС находятся 3 главных патогенетических условия:

—        алиментарный (предопределенный нарушениями питания) недостаток тиамина (витамина В1);
—        понижение нахождения гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК) в ткани головного мозга;
—        эксайтотоксические результаты глутамата (злоупотребление спиртным ведет к высокому синтезу NMDA-рецепторов, естественным лигандом которых служит глутамат).

Лечение: На текущий момент лечение алкоголизма включает 2 главных раунда:

1)      локализация резких спиртных расстройств, или спиртная детоксикация;
2)      противорецидивная терапия.

Локализация резких спиртных расстройств: в первую очередь включает предостережение или удаление синдрома отмены и его осложнений — похмельных спастических припадков и спиртного делирия.

Медицинскими препаратами первого выбора в лечении синдрома отмены спиртного и его осложнений предназначаются ближайшие примеры этанола, фармакологические результаты которых обоснованы ГАМКергической энергичностью — выводные бензодиазепина.

Из компании бензодиазепинов в лечении резких спиртных расстройств первую очередь используют диазепам (релиум), хлордиазепоксид (лекарство) и — с несколько большей отдачей — лоразепам (лорафен). Для удаления признаков отмены спиртного и предостережения его осложнений бензодиазепины назначаются в довольно больших базовых порциях.

Для действенного удаления признаков отмены спиртного и предостережения развития делирия диазепам назначается в дозе 10–20 миллиграмм, хлордиазепоксид — в дозе 30–60 миллиграмм и лорафен — в дозе 2–4 миллиграмм. Через 1 ч при отсутствии подобающего результата медицинские препараты назначаются вторично.

Принцип больших базовых доз далеко не всегда соблюдается в российской наркологической практике, что, вероятно, выражается опасениями медицинских работников из-за вероятного риска развития побочных эффектов.

А со времени внесения распоряжением Правительства РФ от 4 февраля 2013 г. N 78 этих медицинских препаратов в перечень III списка наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, доступных наблюдению в России, доктора пытаются избегать предназначения данных медицинских препаратов в связи со проблемой их сохранения, учета и списывания.

Потому отлично, что в больнице алкоголизма считают применение иные ГАМКергические медицинские препараты, а как раз барбитураты и противосудорожные средства — карбамазепин и вальпроаты.

Вместе с карбамазепином и вальпроатами в последнее время все более и более обильное применение в тяжелой практике считают иные противосудорожные средства — ламотриджин и топирамат. Исследование Крупицкого Е. М. в 2009 г., продемонстрировало, что ламотриджин и во много большей стадии топирамат сравнимы с диазепамом в возможности уничтожать резкие проявления отмены спиртного.

Целебная важность этих медицинских препаратов, в целом сравнимых с бензодиазепинами по возможности сглаживать признаки отмены спиртного, несколько урезана неимением у них анксиолитического и снотворного результатов, и потому антиконвульсанты не в состоянии служить средством монотерапии резких спиртных расстройств.

Также свойства ламотриджина и топирамата относятся к категории off label effects и пока не дают возможность оценивать эти медицинские препараты в качестве абсолютной замены бензодиазепинам в лечении резких спиртных расстройств, но будущие изучения, доказывающие их безопасность и результативность, вероятно, могут стать поводом для пересмотра существующих целительных стереотипов.

Следует отметить, что ГАМКергические медицинские препараты характеризуются патогенетически нацеленным действием и потому оцениваются в качестве оптимальных средств терапии резких спиртных расстройств.

Применение с данной же мишенью нейролептиков как других фармацевтических средств неприемлемо по четырем главным основаниям:

1) нейролептики лишены возможности влиять на патогенетические механизмы, находящиеся в базе синдрома отмены спиртного и его осложнений, и потому проявляют только опосредованное и слабое воздействие на обозначенные состояния;
2) нейролептики увеличивают конвульсивную подготовленность, усугубляют неврологические функции и показывают другие сторонние результаты, ухудшающие состояние здоровья больных алкоголизмом.

Эссенциальным компонентом всеохватывающего лечения резких спиртных расстройств и сопутствующих им нейрометаболических нарушений служит витамин (витамин В1) и в большей стадии — иные витамины.

Кроме упомянутых целительных граней, терапия резких спиртных расстройств включает парентеральную малую инфузию, мишенями которой предназначаются регидратация и восстановление электролитного баланса (возмещение недостатка ионов калия и магния).

В числе разных видов инфузионных медицинских препаратов подходящими данными владеют электролитные (кристаллоидные) смеси. В использовании поливинилпирролидона (гемодеза) и смесей глюкозы (кроме относительно редких примеров гипогликемии) как правило не появляется тяжелой необходимости.

И более того, введение глюкозы (равно как любых иных углеводов) требует высоких доз тиамина, недостаток которого у больных алкоголизмом представляет характерное явление. В тех случаях, когда инфузионная терапия с поддержкой медицинских препаратов глюкозы все-таки назначается заболевшим алкоголизмом, эта целебная мера должна предваряться внутривенным внедрением тиамина.

Действенное лечение синдрома отмены спиртного представляет воплощение 3-х главных принципов:

1)      срочный характер терапии;
2)      патогенетическое доказательство в выборе фармацевтических средств;
3)      лучшая очередь целительных мероприятий.

Свойственной докторской погрешностью считается предназначение инфузионной терапии без ориентировочного приема бензодиазепинов или прочих ГАМКергических целительных средств. В отличие от заключительных инфузионная терапия в чистом виде не производит никакого влияния на синдром отмены спиртного, а введение смесей глюкозы без аналогичной корректировки тиамином может напрямую спровоцировать развитие энцефалопатии Вернике.

Противорецедивная терапия: в конструкции противорецидивного лечения ненатурально акцентируют нефармакологические и фармакологические расклады. Первые включают психотерапию (персональную и массовую), эмоционально-стресовые внушающие процедуры, акупунктуру, гипноз и т. д. 2-е в большинстве продвинутых стран соединяются с использованием подобных главных фармацевтических средств: дисульфирама, акомпросата (невзирая на истинную результативность и вероятные перспективы тяжелого применения, в России не зарегистрирован), налтрексона и налмефена (относительно нового медицинского препарата, предполагается регистрация в РФ в 2015 г.).

Медицинский препарат дисульфирам и его примеры считаются традиционным средством аверсивной терапии алкоголизма. В базе фармакологической энергичности дисульфирама находится неконвертируемое пресечение энергичности ацетальдегиддегидрогеназы фермента, катализирующего перевоплощение ацетальдегида в ацетат (уксусную кислоту).

Скопление в организме ацетальдегида под воздействием дисульфирама при потреблении спиртного ведет к формированию «ацетальдегидного синдрома», или дисульфирамалкогольной реакции (Подарок), которая включает в себя: увеличение кровяного давления, стенокардия, биение сердца, импульсная боль в голове, туманность зрения, дурнота и тошнота, одышка и ощущение нехватки воздуха.

Самым явным признаком Подарок служит рдение дерматологических покровов, а главным проявлением аверсивного действия дисульфирама и его наиболее необходимым терапевтическим результатом считается ужас гибели, который в случае удачной терапии заставляет заболевшего алкоголизмом закончить потребление алкогольных напитков. Перечень медицинских препаратов имеющих в себе дисульфирам довольно большой.

Они все на установленном раунде развития современной наркологии демонстрировали отличный итог в лечении алкоголизма. К огорчению, невзирая на применение любых терапевтических раскладов, алкоголизма лечение характеризуется невысокой отдачей, что устанавливается рядом причин, в том числе слабой мотивацией больных к лечению и, значит, их недостающим стремлением, следовать лечебным советам, в связи с чем добиться комплаенса не получается.

Также есть медицинский препарат с подобным результатом: удобрение, который производится в форме капель, что очень комфортно, при отсутствии риска солидных осложнений Подарок, для применения родными при отказе больного от лечения. У дисульфирама среди аналогов также есть медицинские препараты с комфортными конфигурациями доставки в организм, к примеру растворимые в воде.

Если данные медицинские препараты относятся к команде метаботропных представителей, эти средства блокируют метаболизм этанола в стадии промежуточных продуктов, к примеру, ацетальдегида, то налтрексон, налмефен, акампросат относятся к команде нейротропных представителей.

Акампросат как антагонист NMDA-рецепторов (и, вероятно, частичный агонист ГАМКАрецепторов) улучшает возможность воздержания от спиртного и его длительность, а, в отличие от дисульфирама, не содействует увеличению числа суток без приема спиртного.

Ожидается, что облегчение алкоголизма под воздействием акампросата, добивается благодаря восстановлению баланса возбуждающей и тормозной нейротрансмиссии, сорванного периодическим потреблением спиртного. Момент трезвости даже после остановки приема акампросата может добиваться одного года, а при этом результативность лечения быстро понижается, если медицинский препарат не назначается вовремя — в момент спиртной детоксикации или безотлагательно после его окончания.

Налтрексон, закрывая опиоидные сенсоры, мешает выкину эндорфинов в ответ на этаноловые поводы и следующему освобождению дофамина, находящемуся в базе позитивного подкрепления, сопряженного с приемом спиртного, что дает возможность снизить опасность и длительность спиртного эксцесса.

Налтрексон служит добавлением программ психосоциальной помощи больных алкоголизмом. Является, что медицинский препарат не менее результативен при кратковременной терапии алкоголизма; в целом его результативность рассматривается как сравнимая с такой у дисульфирама и опережавшая результативность акампросата.

Солидные ожидания вяжутся с грядущей регистрацией в России налмефена, с 2013 г. применяющегося в государствах Евросоюза. Подобно налтрексону, налмефен считается антагонистом ?-опиоидных рецепторов (с существенно не менее проявленным сродством к этим рецепторам) и, помимо этого, показывает свойства частичного (выборочного) агониста ?-опиоидных рецепторов. Мешая подкрепляющему действию спиртного, налмефен предупреждает развитие прайминг-эффекта, находящегося в базе нарушения наблюдения употребления спиртного и его излишнего употребления зависящими индивидуумами.

К особенностям лечения налмефеном относится вероятность его применения при сравнительно хорошем течении алкоголизма не длительным установкой, а в качестве единовременного приема в дни, характеризующиеся большим риском употребления спиртного после времени воздержания, в расчете на понижение дозы алкогольных напитков под действием медицинского препарата и предупреждение мощного спиртного эксцесса или запоя.

В связи с тем что алкоголизм считается причиной развития депрессии, то вместе с средствами своеобразной противоалкогольной терапии современные расклады к лечению алкоголизма включают применение антидепрессантов из компании избирательных ингибиторов обратного захвата серотонина (СИОЗС), включающей сертралин, пароксетин, флуоксетин, флувоксамин, циталопрам, эсциталопрам, агомелатин.

Некоторые веры в лечении алкоголизма вяжутся с медицинскими препаратами, владеющими разными нейротропными результатами, не относящимися к категории средств противоалкогольной терапии, а при этом демонстрирующими в автономных исследовательских работах (и в том числе экспериментах на животных) дееспособность способствовать отвыкание от спиртного и понижать его употребление. В список этих медицинских препаратов входят, в числе других фармацевтических средств, мемантин, габапентин, прегабалин и баклофен.

Мемантин считается неконкурентоспособным антагонистом NMDA-рецепторов, а также серотониновых 5HT3рецепторов и никотиновых ацетилхолиновых рецепторов и, по определенным данным, опережает плацебо в смягчении состояний, сопряженных с аннуляцией спиртного, угнетении желания к спиртному и возможности вызывать понижение доз спиртного при регулярных фигурах употребления.

Антикрэйвинговые результаты мемантина, вероятно, в какой-нибудь мере объясняются тем, что его личное действие созвучно с таким у этанола (что, наверное, в целом свойственно для антагонистов глутамата, в том числе для акампросата). Мемантин мешает спиртному поражению рефлекторной ткани и предупреждает вызванное спиртным бремя действий нейрогенеза.

Противоалкогольные результаты габапентина обоснованы пресечением пресинаптических потенциал-зависимых натриевых и кальциевых каналов, что может привести к понижению освобождения глутамата из связи с NMDA-рецепторами.

Схожим фармакологическим действием владеет прегабалин, показавший в автономных исследовательских работах преимущество над плацебо в предостережении рецидивов алкоголизма. Баклофен, считающийся агонистом ГАМКв-рецепторов, упрощает отвыкание от спиртного и понижает возможность восстановления его употребления в момент ремиссии. Следует отметить, что использование упомянутых фармацевтических средств в лечении алкоголизма выходит за границы одобренных тяжелых показаний и, значит, не имеет необходимого нормативного объяснения.

Необходимо подчеркнуть такой парадокс, как «эффект синусоиды» и который отображает колебания эффективности лечения алкоголизма (и, пожалуй, определенных прочих заболеваний) с поддержкой различных фармацевтических средств. Возникновение нового медицинского препарата как правило сопровождается увеличением производительности лечения, в том числе благодаря типичному плацебокомпоненту его действия.

После этого, после неминуемого скопления примеров безуспешной терапии и формирования не менее отрицательного представления о препарате или способе лечения среди больных и их членов семьи результативность лечения понижается, с тем чтобы снова увеличиться через 3 года при растущем внимании к намного реже назначавшемуся и потому «подзабытому» медицинскому препарату.

Большое значение в лечении алкоголизма придается психотерапии (способом выбора которой в лечении алкоголизма считается, в соответствии с тяжелыми советами ВОЗ, когнитивно-поведенческая терапия) [3,12,14] и психосоциальной помощи, при этом оптимальной стратегией помощи больным является соединение фармакотерапии и нелекарственных целительных раскладов.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *